Россия и США обоюдно заинтересованы в сохранении открытости судоходных маршрутов и одновременном сокращении уровня неопределенности и риска. Воды Арктики — не место для плохо оснащенных судов, которые представляют опасность для самих себя и для других, истощая поисково-спасательные ресурсы прибрежных государств. В то же время арктические трассы открывают новые возможности с перспективой повышения экономической эффективности и в соответствии с принципом свободы навигации по морю. 

Платформа "Приразломная" - первая и пока единственная добывающая платформа на шельфе российской Арктики. Графика компании "Меркатор".

В ноябре текущего года на Балтийском заводе в Санкт-Петербурге состоится закладка российского атомного ледокола «Урал» проекта 22220, заявил во вторник, 5 апреля, главный конструктор ОАО «ЦКБ «Айсберг» Александр Рыжков в своем выступлении на международном форуме «NDExpo-2016 — высокие технологии для устойчивого развития».

Ресурсный потенциал углеводородов в Арктике значителен, и от возможности его освоения будет зависеть как экономическая, так и политическая стабильность в мире. Но для начала активных работ по разработке месторождений странам региона необходимо решительный комплекс технико-технологических задач и четко определить международный юридический статус арктических акваторий и территорий. Фактически единственной страной, реально ведущей работы в Арктике, в настоящее время является Россия, которая реализовала там несколько крупных морских проектов.

Арктический регион остается замороженным сокровищем, за которым охотятся все страны. В России об Арктике принято вспоминать в контексте добычи нефти. В действительности круг вопросов, связанных с Арктикой, значительно шире: изменение климата, сохранение естественной среды обитания, защита коренного населения. Своим мнением на этот счет с РСМД поделился профессор Винсент Ф. Галуччи, директор Канадского центра арктических исследований Вашингтонского университета в Сиэтле, эксперт в области рыбных ресурсов и политики рыбного промысла.

По словам ученых, арктическая зима в этом году была аномально теплой.