Среда, 10 Апрель 2013 19:35

Эпоха Арктики

Оцените материал
(1 Голосовать)

В 2012 году Россия собирается подать в ООН заявку о расширении границ своего континентального арктического шельфа с целью присоединить к своей эксклюзивной экономической зоне протяженностью 200 миль еще 1,2 км2 территории, предположительно богатой ископаемыми углеводородами. Основанием для данного притязания являются два подводных хребта (хребет Менделеева и хребет Ломоносова). Данное заявление может повлечь за собой ответные предъявления прав на территорию со стороны Канады и Дании.

В 2007 Артур Чилингаров, российский исследователь-полярник, принял участие в экспедиции на Северный полюс, названной «Арктика 2007». Чилингаров — личность в России небезызвестная: этот исследователь-полярник был избран депутатом в Думу Ненецкого автономного округа Крайнего севера от партии «Единая Россия». Кроме того, он является особым представителем президента Российской Федерации по международному сотрудничеству в Арктике и Антарктике. Вышеупомянутая экспедиция как нельзя более ясно подтвердила российские территориальные притязания в регионе. Добравшись до Северного полюса на атомном ледоколе, Артур Чилингаров и пять других российских исследователей совершили погружение в батискафе на глубину 4200 метров и установили на дне титановую капсулу с российским флагом внутри. Сразу после завершения операции Артур Чилингаров заявил: «Арктика — русская земля. Мы рады установить российский флаг на дне океана, где не бывал еще ни один человек. Мне все равно, что там скажут заграницей. Если что-то кому-то не нравится, пусть попробуют сами спуститься на дно океана и оставить там что-нибудь свое». Британские СМИ за смелость и техническую сложность сравнили эту экспедицию с первыми шагами на Луне в 1969 году.

Но российская экспедиция была не только демонстрацией технических достижений — она показала, что данному региону российские власти уделяют повышенное внимание, и послужила причиной начала трудных переговоров между приарктическими странами. Несмотря на то, что в Арктике проживает всего 1,5% населения России, доля ВВП региона составляет 11%, а объем экспорта 22% от общих показателей страны. К тому же государство собирается инвестировать более 310 миллиардов долларов в проекты освоения континентального шельфа до 2039 года.

Несмотря на то, что русские заявляют о намерении сделать Арктику территорией диалога и заранее исключают возможность конфликта в этом регионе, влиятельный премьер-министр Путин недавно напомнил, что: «Безопасность и геополитические интересы России связаны с Арктикой». По мнению некоторых экспертов, значимость Крайнего Севера в будущем столетии возрастет настолько, что повлечет за собой изменение геополитического курса страны, которая из евразийской державы может стать державой арктической. В связи с глобальным потеплением, государства заинтересованы, во-первых, в новых морских путях сообщения, проходящих через северную зону, а во-вторых, и главным образом, в добыче полезных ископаемых и нефти, залегающих на дне океана.

Под Арктикой понимается зона вокруг Северного полюса: Гренландия (автономная единица Дании) и часть территорий арктических стран — Канады, России, США (Аляска), Норвегии и весь Северный Ледовитый океан. Регион представляет собой 8% от поверхности земного шара, но процент населения ничтожно мал. Отметим, что 75% обитателей Арктики — россияне. После окончания холодной войны, арктическими державами (Россия, Канада, Норвегия, Дания, США) были учреждены три организации по региональному сотрудничеству:

  1. Совет государств Балтийского моря (основанный в 1992 году) объединяет страны, прилегающие к Балтийскому морю и способствует сотрудничеству арктических государств.
  2. Совет Баренцева/Евроарктического региона (год создания 1993) предназначен содействовать контактам людей, проживающим близ Баренцева моря, а также способствовать экономическому развитию региона. В Совет Баренцева/Евроарктического региона входят министры иностранных дел шести стран-членов Европейской Комиссии, а Франция имеет статус наблюдателя.
  3. В Арктический совет (создан в 1996) входят восемь арктических государств, шесть представителей коренных народов Арктики, а также большое число стран-наблюдателей, среди которых Финляндия, Швеция, Дания, Великобритания, Нидерланды и Польша.

В 1982 году в ямайском городе Монтего-Бэй была подписана Конвенция ООН по морскому праву, которая вступила в действие в 1994 году. Некоторые страны, имеющие неразрешенные проблемы с соседними архипелагами (Турция и Венесуэла), не подписали данную конвенцию, но все страны арктического региона подписали и ратифицировали ее, кроме США — последние только подписали, но не ратифицировали документ. Данной конвенцией уточняется статус различных морских зон, определяются понятия территориальных вод, территориальных морей (12 морских миль, т. е 22 км от берегов), исключительных экономических зон (ИЭЗ) протяженностью 200 морских миль (360 км), проливов для свободного прохода судов и, наконец, понятие континентального шельфа, над которым при определенных условиях государства могут осуществлять суверенные права в отношении разведки и разработки природных ресурсов. Согласно данной конвенции, зона морского дна объявляется «общим достоянием человечества».

Существует комиссия, целью которой является рассмотрение данных, предоставляемых прибрежными государствами о континентальных шельфах, протяженность которых более чем 200 морских миль. Комиссия вправе лишь делать предупреждения, но не может выносить решения по спорным вопросам. С этой целью комиссией был учрежден Международный трибунал по морскому праву. Россия, Канада и Дания уже представили в Комиссию материалы, которыми вышеперечисленные страны хотят подтвердить, что некоторые районы Арктики должны входить в исключительные экономические зоны этих стран.

Это может стать причиной многих судебных тяжб о подводном суверенитете. В 2008 году на конференции в гренландском Илулиссате арктические державы приняли совместную декларацию о правах собственности, согласно которой страны арктического региона могут претендовать на участки континентального шельфа, находящиеся за пределами эксклюзивной экономической зоны страны (200 морских миль от береговой линии), если сумеют доказать, что этот шельф является продолжением их территории. В 2012 году Россия собирается подать в ООН заявку о расширении границ своего континентального арктического шельфа с целью присоединить к своей эксклюзивной экономической зоне протяженностью 200 миль еще 1,2 км2 территории, предположительно богатой ископаемыми углеводородами. Основанием для данного притязания являются два подводных хребта (хребет Менделеева и хребет Ломоносова). Данное заявление может повлечь за собой ответные предъявления прав на территорию со стороны Канады и Дании.

Если во время холодной войны Арктика рассматривалась как самый короткий путь для атаки противника, то климатические изменения, происходящие на нашей планете в настоящее время (глобальное потепление и таяние ледников) вновь вызывают повышенный интерес к данному региону: появляются новые морские торговые пути между Западом и Азией — более короткие, рентабельные и безопасные (благодаря отсутствию пиратства). Действительно, с 1979 года площадь арктических льдов сократилась на 20%, а к 2100 году она должна сократиться еще на 50%.

В прошлом веке отцы современной функциональной геополитики — Хэлфорд Джон Маккиндер и Николас Спайкмэн определили ключевые понятия, которые помогают понять геополитические события современности. По мнению этих специалистов по геополитике, мир состоит из «мирового острова» или осевого пространства мира (Хартленда), в который входят Европа, Азия и Африка, «периферийных островов» (это Америка и Австралия) и остального мира — «мирового океана». Согласно теории Маккиндера, чтобы иметь власть над всем миром, необходимо контролировать Хартленд — зону, простирающуюся от Центральной Европы до Западной Сибири с выходом в Средиземное море, Ближний Восток, Юго-Восточную Азию и Китай. Спайкмэн полагал, что ключевая территория находится не в центре евразийского континента, а на его периферии, в кольце «береговых земель», которые он назвал «Римлендом». По мнению Спайкмэна, для того, чтобы играть роль ведущей державы на мировом уровне, США должны контролировать государства, входящие в «Римленд».

На самом деле, Маккиндер и Спайкмэн адаптировали более старые теории к реалиям XX века. Альфред Тайер Мэхен уже показал, что для США важно иметь могущественный военный флот, чтобы стать ведущей морской державой — каковой и была Америка на протяжении XX века. Намного раньше, в XVII веке великий английский мореплаватель сэр Уолтер Рэйли утверждал следующее: «кто обладает морем, тот ведет торговлю; кто ведет торговлю, тот обладает богатством; кто обладает мировым богатством, тот обладает самим миром». Эти англо-саксонские геополитические доктрины, целью которых является достижение военного и торгового могущества, помогают понять причины глубокого противостояния между морскими державами (Англия, Америка) и державами континентальными (Германия, Россия). По теории Маккиндера, мы должны рассматривать мир сквозь призму «полярной» картографии, позволяющей чётко определить центр «мирового острова»: речь идет о зоне, включающую в себя территорию современной России, Украину, Беларусь, Кавказ и Казахстан, а также побережье Северного, Каспийского и Черного морей.

В «мировом острове» находятся энергетические зоны Евразийского континента и связывающие их энергетические транспортные коридоры, а также береговые земли, открывающие доступ к морям. Для нас совершенно очевидно, что северной границей «осевого пространства мира» является российская Арктика на всем своем протяжении от северной точки Норвегии до Берингова пролива. Принимая во внимание «полярную» теорию Маккиндера, становится понятен выбор стратегических целей в данном регионе, а также причины, по которым во время холодной войны Арктика сразу оказалась поводом для конфронтации между двумя великими державами той эпохи — США и Советским Союзом. По мнению Жана-Клода Безида1, в тот момент Арктика стала «геополитической линей раздела влияния двух держав». И в 2011 это утверждение кажется как никогда современным.

Краусс Клиффорд, журналист и сотрудник исследовательского центра «Совет по международным отношениям» (Council on Foreign Relations) считает, что «территориальные притязания происходят по всему миру, но именно в Арктике эксперты предсказывают наибольшее число конфликтов» (Нью-Йорк Таймс, октябрь 2005).

Если во время холодной войны Арктика рассматривалась как самый короткий путь для атаки противника, то климатические изменения, происходящие на нашей планете в настоящее время (глобальное потепление и таяние ледников) вновь вызывают повышенный интерес к данному региону: появляются новые морские торговые пути между Западом и Азией — более короткие, рентабельные и безопасные (благодаря отсутствию пиратства). Действительно, с 1979 года площадь арктических льдов сократилась на 20%, а к 2100 году она должна сократиться еще на 50%2.

Внимания заслуживают два следующих маршрута:

  • Северный Морской путь, который идет вдоль севера России и, обогнув побережье Сибири, позволяет выйти из Атлантического в Тихий океан. Этот маршрут протяженностью 13 тысяч км. на сегодняшний день считается «единственным и наиболее доступным путем, связывающим Мурманск с Владивостоком и природные месторождения российского Крайнего Севера и Сибири между собой».
  • Северо-западный путь, который, проходя через крайний север Канады между арктическими островами, соединяет Атлантический и Тихий океаны. Канадское правительство настаивает на том, что этот маршрут проходит через внутренние воды страны. США и Франция, напротив, утверждают, что данный морской путь должен иметь статус международного пролива.

Для сравнения, морской путь Роттердам — Токио в сопоставлении с Северо-восточным российским путем длиннее на 14 100 км, а с канадским Северо-западным путем — на 15 900 км, Суэцкого канала он длиннее на 21100 км, а Панамского — на 23 300 км. Очевидно, что позиции России и Канады совершенно неприемлемы для других государств, которые хотят, чтобы морские пути этих двух северных стран считались международными проливами. В любом случае, открытие этих новых торговых путей сделает водное пространство Арктики стратегически значимой артерией, связывающей Западный мир и Азию.

Конечно, холодная война давно закончилась, и непосредственного риска военного столкновения нет. Однако в 1999 году, после прихода к власти Владимира Путина, в России начался процесс обновления, и это послужило причиной определенных сдвигов в отношениях стран, расположенных в северном полушарии. Сейчас Россия в состоянии твердо отстаивать свое мнение на международной арене. Что касается Арктики, то на данный момент эта зона привлекательна не только новыми морскими путями. Регион богат полезными ископаемыми, залегающими в недрах океана. Предполагается, что четверть еще неразведанных мировых запасов нефти и газа находится в Арктике. В 2010 году сибирское отделение Российской Академии наук3 подсчитало, что арктические запасы должны достигать приблизительно 90 миллиардов тонн нефти и 250 000 миллиардов кубометров газа. Для сравнения — в Тихом океане 10 млрд тонн нефти и около 25 000 млрд кубометров газа, в Атлантическом 35 млрд тонн нефти и 65 000 кубометров газа, а в Индийском 40 млрд тонн нефти и 70 000 млрд кубометров газа. Арктика также богата разнообразными полезными ископаемыми (никель, железо, фосфаты, медь, кобальт, уголь, золото, олово, вольфрам, уран и серебро). Наконец, регион обладает крупнейшим запасом пресной воды на планете (Гренландия4).

В последние годы самая настоящая милитаризация Арктики идёт полным ходом. Действительно, пять стран имеют территориальные притязания в регионе: это США, Канада, Россия, Дания и Норвегия. Все страны, за исключением России, являются членами НАТО. К конфликту присоединились Великобритания, Финляндия и Швеция. Во время холодной войны правительство США уже сформировало сеть авиабаз, которые впоследствии были модернизированы и стали неотъемлемой частью сети радиолокационных станций, включенных в систему противоракетной обороны. Сейчас Канада и США сотрудничают в сфере обеспечения надежного наблюдения и контроля северного воздушного пространства в рамках объединенного Командования воздушно-космической обороны Северной Америки (NORAD5).

Кроме всего прочего, Канада периодически повторяет намерения утвердить свой суверенитет на значительной части континентального арктического шельфа и обеспечивать эффективный контроль над данным участком территории с помощью усиления своего военного присутствия6. Масштабные военные учения в рамках НАТО уже проводятся ежегодно, и с каждым годом их размах все значительнее. Пример тому — учения под названием Nanook7. Число стран-участников этих совместных натовских учений растет с каждым годом. В 2011 году, к примеру, в них принимало участие сто иностранных солдат и тысяча сто канадских военнослужащих8. «Север — это наша территория. Мы хотим показать нашим иностранным партнерам, что присутствуем в регионе, в этом наша цель», — признался капитан 3-го ранга Люк Трембли в интервью Радио-Канада сразу после окончания операции9. Правительство страны также недавно приняло решение об увеличении численности личного состава своих арктических бригад.

В прошлом веке отцы современной функциональной геополитики — Хэлфорд Джон Маккиндер и Николас Спайкмэн определили ключевые понятия, которые помогают понять геополитические события современности. По мнению этих специалистов по геополитике, мир состоит из «мирового острова» или осевого пространства мира (Хартленда), в который входят Европа, Азия и Африка, «периферийных островов» (это Америка и Австралия) и остального мира — «мирового океана». Согласно теории Маккиндера, чтобы иметь власть над всем миром, необходимо контролировать Хартленд — зону, простирающуюся от Центральной Европы до Западной Сибири с выходом в Средиземное море, Ближний Восток, Юго-Восточную Азию и Китай. Спайкмэн полагал, что ключевая территория находится не в центре евразийского континента, а на его периферии, в кольце «береговых земель», которые он назвал «Римлендом».

По мнению Спайкмэна, для того, чтобы играть роль ведущей державы на мировом уровне, США должны контролировать государства, входящие в «Римленд». На самом деле, Маккиндер и Спайкмэн адаптировали более старые теории к реалиям XX века. Альфред Тайер Мэхен уже показал, что для США важно иметь могущественный военный флот, чтобы стать ведущей морской державой — каковой и была Америка на протяжении XX века. Намного раньше, в XVII веке великий английский мореплаватель сэр Уолтер Рэйли утверждал следующее: «кто обладает морем, тот ведет торговлю; кто ведет торговлю, тот обладает богатством; кто обладает мировым богатством, тот обладает самим миром».

Эти англо-саксонские геополитические доктрины, целью которых является достижение военного и торгового могущества, помогают понять причины глубокого противостояния между морскими державами (Англия, Америка) и державами континентальными (Германия, Россия). По теории Маккиндера, мы должны рассматривать мир сквозь призму «полярной» картографии, позволяющей чётко определить центр «мирового острова»: речь идет о зоне, включающую в себя территорию современной России, Украину, Беларусь, Кавказ и Казахстан, а также побережье Северного, Каспийского и Черного морей.

В «мировом острове» находятся энергетические зоны Евразийского континента и связывающие их энергетические транспортные коридоры, а также береговые земли, открывающие доступ к морям. Для нас совершенно очевидно, что северной границей «осевого пространства мира» является российская Арктика на всем своем протяжении от северной точки Норвегии до Берингова пролива. Принимая во внимание «полярную» теорию Маккиндера, становится понятен выбор стратегических целей в данном регионе, а также причины, по которым во время холодной войны Арктика сразу оказалась поводом для конфронтации между двумя великими державами той эпохи — США и Советским Союзом. По мнению Жана-Клода Безида1, в тот момент Арктика стала «геополитической линей раздела влияния двух держав». И в 2011 это утверждение кажется как никогда современным.

Краусс Клиффорд, журналист и сотрудник исследовательского центра «Совет по международным отношениям» (Council on Foreign Relations) считает, что «территориальные притязания происходят по всему миру, но именно в Арктике эксперты предсказывают наибольшее число конфликтов» (Нью-Йорк Таймс, октябрь 2005).

Если во время холодной войны Арктика рассматривалась как самый короткий путь для атаки противника, то климатические изменения, происходящие на нашей планете в настоящее время (глобальное потепление и таяние ледников) вновь вызывают повышенный интерес к данному региону: появляются новые морские торговые пути между Западом и Азией — более короткие, рентабельные и безопасные (благодаря отсутствию пиратства). Действительно, с 1979 года площадь арктических льдов сократилась на 20%, а к 2100 году она должна сократиться еще на 50%2.

Внимания заслуживают два следующих маршрута: — Северный Морской путь, который идет вдоль севера России и, обогнув побережье Сибири, позволяет выйти из Атлантического в Тихий океан. Этот маршрут протяженностью 13 тысяч км. на сегодняшний день считается «единственным и наиболее доступным путем, связывающим Мурманск с Владивостоком и природные месторождения российского Крайнего Севера и Сибири между собой». — Северо-западный путь, который, проходя через крайний север Канады между арктическими островами, соединяет Атлантический и Тихий океаны. Канадское правительство настаивает на том, что этот маршрут проходит через внутренние воды страны. США и Франция, напротив, утверждают, что данный морской путь должен иметь статус международного пролива.

Для сравнения, морской путь Роттердам — Токио в сопоставлении с Северо-восточным российским путем длиннее на 14 100 км, а с канадским Северо-западным путем — на 15 900 км, Суэцкого канала он длиннее на 21100 км, а Панамского — на 23 300 км. Очевидно, что позиции России и Канады совершенно неприемлемы для других государств, которые хотят, чтобы морские пути этих двух северных стран считались международными проливами. В любом случае, открытие этих новых торговых путей сделает водное пространство Арктики стратегически значимой артерией, связывающей Западный мир и Азию.

Конечно, холодная война давно закончилась, и непосредственного риска военного столкновения нет. Однако в 1999 году, после прихода к власти Владимира Путина, в России начался процесс обновления, и это послужило причиной определенных сдвигов в отношениях стран, расположенных в северном полушарии. Сейчас Россия в состоянии твердо отстаивать свое мнение на международной арене. Что касается Арктики, то на данный момент эта зона привлекательна не только новыми морскими путями. Регион богат полезными ископаемыми, залегающими в недрах океана.

Предполагается, что четверть еще неразведанных мировых запасов нефти и газа находится в Арктике. В 2010 году сибирское отделение Российской Академии наук3 подсчитало, что арктические запасы должны достигать приблизительно 90 миллиардов тонн нефти и 250 000 миллиардов кубометров газа. Для сравнения — в Тихом океане 10 млрд тонн нефти и около 25 000 млрд кубометров газа, в Атлантическом 35 млрд тонн нефти и 65 000 кубометров газа, а в Индийском 40 млрд тонн нефти и 70 000 млрд кубометров газа. Арктика также богата разнообразными полезными ископаемыми (никель, железо, фосфаты, медь, кобальт, уголь, золото, олово, вольфрам, уран и серебро). Наконец, регион обладает крупнейшим запасом пресной воды на планете (Гренландия4).

В последние годы самая настоящая милитаризация Арктики идёт полным ходом. Действительно, пять стран имеют территориальные притязания в регионе: это США, Канада, Россия, Дания и Норвегия. Все страны, за исключением России, являются членами НАТО. К конфликту присоединились Великобритания, Финляндия и Швеция. Во время холодной войны правительство США уже сформировало сеть авиабаз, которые впоследствии были модернизированы и стали неотъемлемой частью сети радиолокационных станций, включенных в систему противоракетной обороны. Сейчас Канада и США сотрудничают в сфере обеспечения надежного наблюдения и контроля северного воздушного пространства в рамках объединенного Командования воздушно-космической обороны Северной Америки (NORAD5).

Кроме всего прочего, Канада периодически повторяет намерения утвердить свой суверенитет на значительной части континентального арктического шельфа и обеспечивать эффективный контроль над данным участком территории с помощью усиления своего военного присутствия6. Масштабные военные учения в рамках НАТО уже проводятся ежегодно, и с каждым годом их размах все значительнее. Пример тому — учения под названием Nanook7. Число стран-участников этих совместных натовских учений растет с каждым годом. В 2011 году, к примеру, в них принимало участие сто иностранных солдат и тысяча сто канадских военнослужащих8. «Север — это наша территория. Мы хотим показать нашим иностранным партнерам, что присутствуем в регионе, в этом наша цель», — признался капитан 3-го ранга Люк Трембли в интервью Радио-Канада сразу после окончания операции9. Правительство страны также недавно приняло решение об увеличении численности личного состава своих арктических бригад.

Аналитики одного из солидных исследовательских институтов ЗападаNorth Instituteеще в 2008 году прогнозировали риск создания континентального альянса между Россией и Китаем, который может захотеть установить контроль над северными природными ресурсами посредством создания евразийского энергетического коридора. Подобное беспокойство демонстрирует следование американских ученых доктринам отцов англо-саксонской геополитики, одержимых навязчивым страхом отстранения Америки от контроля над территорией Арктики и от роли мирового лидера.

Пока канадские и датские ученые пытаются доказать, продолжением чего является знаменитый хребет Ломоносова — канадского острова Элсмир или же датской Гренландии, Россия тоже претендует на суверенитет над вышеупомянутым подводным хребтом. В 2008 году высокопоставленные российские военные уже заявляли о том, что Россия в случае необходимости должна быть готова к войне в Арктике. Начальник главного управления боевой подготовки генерал-лейтенант Владимир Шаманов заявил: «поскольку другие страны оспаривают российские арктические интересы, мы пересматриваем программы военной подготовки в связи с возможной угрозой военного конфликта в регионе». Россия также изменила программы милитаризации своих северных районов. Еще в 2010 году правительство не планировало развертывать войска в Арктике, однако недавно Министерством внутренних дел было принято решение о создании двух арктических бригад для обеспечения защиты национальных интересов России в регионе.

Что ждёт Арктику?

Как видно из документов Организации стран-экспортеров нефти (OPEC), добыча полезных ископаемых в подводной части российской Арктики является приоритетом третьейи последней очереди, после которой уже идет переход на «вторичный метод добычи нефти» (с искусственным поддержанием энергии пласта или с искусственным изменением физико-химических свойств нефти. Несмотря на то, что добыча полезных ископаемых в Арктике является в техническом плане очень сложной, таяние ледников постепенно облегчает доступ к месторождениям. Аналитики одного из солидных исследовательских институтов Запада North Institute еще в 2008 году прогнозировали риск создания континентального альянса между Россией и Китаем, который может захотеть установить контроль над северными природными ресурсами посредством создания евразийского энергетического коридора. Подобное беспокойство демонстрирует следование американских ученых доктринам отцов англо-саксонской геополитики, одержимых навязчивым страхом отстранения Америки от контроля над территорией Арктики и от роли мирового лидера.

Помимо Соединенных Штатов, граничащих с Арктикой посредством Аляски, более отдаленные страны (Китай и Иран) также заявили недавно о своих претензиях на Арктику. Торговые пути будущего, добыча природных богатств — Арктика, несомненно, станет предметом сложных переговоров и споров между государствами. У Франции имеется множество оснований для участия во внутренних делах региона, как через Европейский Союз, так и напрямую, через двусторонние дипломатические отношения с Россией. Россия является ключевой страной, поддерживающей равновесие в регионе и способствующей его развитию. Посол Франции по международному сотрудничеству в Арктике и Антарктике Мишель Рокар недавно напомнил следующее: «хотя нам следует уважать суверенные права Канады в северном регионе, эта страна возможно, не в состоянии обеспечить достаточное финансирование инфраструктур, необходимых для развития арктических торговых путей». По словам этого бывшего французского министра, «восточный путь, проходящий вдоль берегов Сибири (...) является более прямым и безопасным, хотя и немного более длинным. Россия — «арктическая держава», которая имеет в своем распоряжении большое число ледоколов, в том числе четыре новых атомных ледокола... Также у России гораздо больше преимуществ в плане портов: в канадском порте Резольют Бэй проживает всего около 280 человек, в городе Икалуите — около шести тысяч жителей, а численность населения российских портовых городов Мурманска и Архангельска составляет, соответственно, примерно 300 и 350 тысяч человек».

В то время, как на Ближнем Востоке продолжается период нестабильности, последствия которого никто пока не берется оценить, Арктика все чаще кажется подходящим объектом для переговоров между странами Севера, а Россия все яснее представляется самой надежной альтернативой энергоснабжения ЕС и Франции, энергетические потребности которых уже к середине века на 70% будут покрываться за счет импорта. Согласно прогнозу, который сделал 20 лет назад директор Института арктических исследований и Института международного контроля окружающей среды, американский профессор Оран Янг, XXI век может стать началом арктической эпохи.


Источник: http://win.ru/geopolitika/1318192471

Прочитано 1821 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии