Среда, 07 Август 2013 18:42

Партнерство вокруг 180-го меридиана

Оцените материал
(0 голосов)

Прошло шесть лет с тех пор, как российские исследователи водрузили свой национальный флаг недалеко от Северного полюса. С того памятного дня в рассуждениях об Арктике преобладают темы возможного конфликта за энергетические ресурсы, новых транспортных путей, охраны окружающей среды и биологических ресурсов. Известия о свершениях в регионе приходили ежегодно.

В 2011 г. продолжительность навигации по Северному морскому пути почти удвоилась, установлен новый рекорд по тоннажу перевозимых грузов. И Соединенные Штаты, и Россия начали бурить скважины на морском дне в поисках месторождений. Фотографии одиноких белых медведей, дрейфующих на маленьких льдинах посреди расширяющегося моря, обострили осознание того, что изменения в Арктике – скорее угроза, чем новые возможности.

Какими бы важными ни были экономические выгоды или экологические опасности, подлинные перспективы заключаются в новых политических отношениях, которые формируются вокруг Арктики. Геополитические изменения в этой части мира дают надежду на радикальное обновление отношений между Россией и Западом. В отличие от российско-американской «перезагрузки», в центре которой стоят вопросы контроля над вооружениями и мировой торговли, новые арктические связи могут стать основой регионального партнерства между российским Дальним Востоком, Аляской и северными канадскими территориями.

Это новое партнерство будет означать взаимодействие между региональными администрациями, коренными народами, деловыми кругами и гражданским обществом разных стран в рамках более широкого толкования национального суверенитета с опорой на международное право и международные организации. 

Меняющаяся геополитика и формирующийся арктический режим

На протяжении XX века геостратеги проводили границу между центральной частью Евразии, на которой в разные эпохи доминировали Российская империя, Советский Союз и Российская Федерация, и периферией Евразии, где доминировали морские державы, наладившие с этой частью мира бойкую торговлю. В 1900 г. контр-адмирал Альфред Тейер Мэхан, отец стратегии США как морской державы, отметил, что доступ России к Мировому океану по Черному и Балтийскому морям можно перекрыть; то же самое можно сказать и о Тихоокеанской акватории, тогда как Северный морской путь заблокирован льдами. Не имея беспрепятственного доступа к открытому океану, Россия не могла угрожать торговым и военным интересам Великобритании, а позже Соединенных Штатов. Хэлфорд Макиндер определил Россию как «ключевую территорию», через которую азиатские войска угрожали Европе со времен татаро-монгольского нашествия.

Профессор Йельского университета Николас Спайкмэн, чей труд по географии и геополитике лег в основу стратегии сдерживания времен холодной войны, писал: «География – самый фундаментальный фактор во внешней политике, потому что это наиболее постоянный фактор». Еще в 1990-е гг. бывший помощник по национальной безопасности Збигнев Бжезинский отметил, что Россия окружена c запада, юга и востока, не упомянув, правда, о потенциальных изменениях в такой преграде на севере, как затянутые льдом моря. Их постоянство в Арктике оказалось иллюзорным, и стратегия окружения и сдерживания утратила силу.

На протяжении XX века все американские политологи от Мэхана до Бжезинского соглашались с Макиндером в том, что центральная или «ключевая евразийская территория» тесно связана с российской экспансией. Но после того как скованное льдами море открылось на севере, произошли значимые перемены. Северные морские пути и великие сибирские реки обеспечивают Россию транспортными коридорами для развития заброшенных внутренних земель. Необъятные земельные просторы в азиатской части России могут сегодня стать не плацдармом для экспансионизма, а плодородной почвой для внутреннего развития и связью с мировой торгово-транспортной системой по морю.

То, что происходит в Арктике, – результат воздействия технологии, экономики, климатических изменений и политики. В области технологий осуществлен прорыв от ледокола с железным носом на угольной тяге к третьему поколению тяжелых атомных ледоколов. Новые способы нефте- и газодобычи в прибрежных водах сделали доступными запасы углеводородов на Арктическом континентальном шельфе. Экономические преобразования способствовали широкому выходу российских энергетических ресурсов и полезных ископаемых на мировой рынок. Сенсационные изменения климата позволили существенно продлить время навигации. Наконец, политические перемены укрепляют сотрудничество по разным темам от навигации по новым морским путям до разработки инструкций по строительству кораблей и различных объектов, по реагированию на чрезвычайные происшествия, защите окружающей среды и охране биологических ресурсов.

Формирующийся арктический режим основан на балансе между полномочиями прибрежных государств и свободами мореплавания, закрепленными в международном праве и принципах таких соглашений, как Декларация по окружающей среде и развитию (Рио, 1992), где признается право государств разрабатывать свои природные ресурсы, их ответственность за сохранность окружающей среды и право коренных народов Севера участвовать в принятии решений, влияющих на их культуру, среду обитания и образ жизни. 

Где сходятся меридианы

Самый маленький из океанов, Северный Ледовитый, естественным образом разделяется на две акватории. Первая из них, ограниченная береговыми линиями России, Норвегии, Гренландии, а также северной акваторией Атлантического океана, – значительно более населенная часть Арктики, экономическое развитие в которой осуществляется уже более века. Другая акватория, протянувшаяся вдоль 180-го меридиана, побережий российского Дальнего Востока, Аляски и Севера Канады, отделена от развитой части Арктики вековыми ледяными торосами, которые пока не тают, несмотря на глобальное потепление. В этом регионе, простирающемся от Северного полюса до Берингова пролива, три береговых государства имеют общие интересы в части безопасности мореплавания, разработки полезных ископаемых, транспортировки грузов и охраны окружающей среды.

Пока у США и России остаются большие запасы ядерного оружия, бомбардировщики будут патрулировать воздушное пространство, а подводные лодки продолжат играть в прятки подо льдом. Однако эти действия не оказывают значительного влияния на жизнь в Арктике. Стремление к выживанию и развитию в суровых условиях будет побуждать народы объединять усилия и трудиться сообща. И Соединенные Штаты, и Россия, и Канада понимают, что в наши дни в понятие государственной безопасности включается сильная национальная экономика, в развитие которой Арктика может внести важный вклад. Они также понимают, что сохранение присутствия в Заполярье и защита арктических границ – необходимые и важные меры укрепления суверенитета. У каждой из этих трех стран разные приоритеты, природные ресурсы и возможности, но есть и общие интересы. Для России изменение арктического климата означает конец политики XX века, когда ей отводилась роль материкового гиганта, которого можно надежно заблокировать со всех сторон. Расположение Мурманска и Архангельска, крупнейших городов Арктики, позволяет сделать их узловыми пунктами транспортной сети, в которую входят уходящие вглубь материка шоссейные и железные дороги, а также морские пути, соединяющие все порты Арктического побережья и ведущие в Европу, Северную Америку и Восточную Азию. Россия разрабатывает прибрежные энергетические ресурсы для поставки на мировые рынки и вскоре начнет использовать речные маршруты для торговли между своими внутренними территориями и мировыми рынками по Северному морскому пути.

Северные территории Канады зависят от добычи полезных ископаемых. Это не только приносит доход, но и создает рабочие места. А расширение транспортировки грузов по морю между островами Канадского архипелага открывает новые возможности. Аляска в свою очередь надеется на получение экономических выгод от разработки прибрежных месторождений нефти и перевалки товаров, предназначенных для поставок через Арктику. Все три страны заинтересованы в развитии рыбного промысла с учетом миграции рыбы на север через Берингов пролив к теплым водам и открытым морям. И они должны совместно с государствами, ведущими лов рыбы в удаленных водах, обеспечить ответственное управление арктическим рыбным промыслом на основе международных соглашений и хартий. В пограничных и общих акваториях каждая из трех стран может пострадать от действий соседей в части эксплуатации ресурсов и охраны окружающей среды, что еще больше повышает ценность сотрудничества и обмена информацией. 

Элементы партнерства

Все государства Арктики согласились с принципами и обязанностями устойчивого развития и готовы действовать в Северном Ледовитом океане и примыкающих к нему морях в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву. Это повлечет за собой гармонизацию трех принципов устойчивого развития: права людей разрабатывать свои ресурсы, долга защищать окружающую среду и права коренных народов участвовать в решениях, от которых зависит их жизнь и культура (Декларация Рио по окружающей среде и развитию, Конференция ООН по окружающей среде и развитию, июнь 1992 г.; См. Принципы 2, 3 и 22). Три государства также приняли общий правовой режим, взяв на себя обязательства в рамках Конвенции ООН по морскому праву как части международного законодательства, применимого к мореплаванию в Арктике. Соединенные Штаты пока не ратифицировали эту конвенцию, что ограничивает возможности их лидерства, а также и в будущем истолковании или модификации морского права для Арктического региона.

У арктического партнерства стран, расположенных вокруг 180-го меридиана, уже есть основа. Помимо глобальных соглашений по морскому праву и устойчивому развитию, арктические государства и народы решают свои проблемы через работу в Арктическом совете и других международных организациях. Аляска и российский Дальний Восток выстраивают пограничные отношения с 1980-х гг., а эскимосы Северной Америки восстановили связи и контакты с российскими соплеменниками и другими коренными народами Севера. Подразделения береговой охраны США, Канады и России взаимодействуют через Северный тихоокеанский форум подразделений береговой охраны. Россия и Соединенные Штаты находятся на начальном этапе разработки системы управления движением в Беринговом проливе.

В Арктике уже есть модель регионального сотрудничества, в частности в Баренцевом море. Россия, Норвегия, Финляндия, Швеция и ЕС создали Совет Баренцева/Евроарктического региона, поэтому вопросы, связанные с Баренцевым морем, могут решаться на всех уровнях управления. Подобным же образом США, Россия и Канада, а также коренные народы Восточной Арктики могут и должны работать сообща в интересах всеобщего развития и защиты окружающей среды, разделяя все издержки, обязанности и выгоды от совместных усилий. Однако имеются существенные различия между сравнительно развитым и густонаселенным побережьем Баренцева моря и неразвитыми, малонаселенными землями в районе 180-го меридиана, а поэтому и механизмы сотрудничества могут существенно различаться.

Арктическое партнерство должно преодолевать культурные, лингвистические и политические различия. Региональное сотрудничество выиграет от облегчения пересечения границы, как это уже сделано для эскимосов России и США, которые без визы ездят в гости друг к другу. Партнеры могут получать выгоду от обмена такой дорогостоящей техникой, как ледоколы и космические спутники для навигации, коммуникации и мониторинга поверхности. Безопасность на арктических морях потребует обмена данными о погодных условиях и состоянии льда, а также о возникновении чрезвычайных ситуаций на море или несчастных случаях на производственных объектах. Регион все еще недостаточно изучен, а системы мониторинга здесь дороги и малодоступны, потому обмен информацией и техникой – важная мера поддержки регионального планирования, особенно в эпоху строгой финансовой дисциплины. Региональные соглашения крайне необходимы для управления в открытом море, за пределами территориальных вод, и получения выгоды от миграции рыбы, регулирования навигации в покрытых льдом областях особых экономических зон, и для разрешения пограничных проблем, в том числе на американо-канадской границе в море Бофорта, для ратификации Москвой американо-российского соглашения о морской границе и присоединения США к Конвенции по морскому праву.

Для регулирования хозяйственной и прочей деятельности и для обеспечения безопасности на границах понадобятся ледоколы, корабли и самолеты полярного класса и беспилотные аппараты, приспособленные к полярным условиям. В экономике, где переоборудование одного-единственного ледокола – серьезный вызов для государственного бюджета, распределение ресурсов для безопасного и благоразумного использования Арктики должно быть общей ответственностью прибрежных стран.

Научное понимание и технологические возможности следует развить для того, чтобы решать проблемы изменения климата и интенсификации человеческой деятельности. Все жители региона могли бы выиграть от нового взгляда на арктические проекты, призванные решить такие проблемы, как потепление в зоне вечной мерзлоты, работа техники в условиях низких температур, технология дистанционного зондирования почвы, моря и льда, а также внедрение информационных технологий для связи между людьми в малонаселенных регионах. Электронная сеть взаимодействия с учебными заведениями мирового класса и университетскими кампусами во всех странах арктического региона необходима для обеспечения дистанционного обучения с акцентом на преодоление языковых и культурных различий.

* * *

Перемены, происходящие в Арктике, знаменуют начало многообещающей, но полной рисков эры. Доступ к арктическим портам и водоразделам положил конец прежней стратегии сдерживания и окружения, открыл эпоху разработки месторождений полезных ископаемых и выхода на мировые рынки. Но, хотя главное внимание направлено на экономические выгоды, реальная перспектива перемен в Арктике – это возможность развивать новые отношения в районе 180-го меридиана, создание партнерства, объединяющего национальные и региональные правительства, коренные народы Севера, деловые круги, экологов и ученых.

Государственным и надгосударственным органам нужно трудиться сообща, а также сотрудничать с Арктическим советом и другими международными структурами, такими как Международная организация по мореплаванию и Межгосударственная океанографическая комиссия. Совет Баренцева/Евроарктического региона и Северный тихоокеанский форум подразделений береговой охраны могут стать моделью для развития эффективной кооперации регионов Северной Америки и российского Дальнего Востока. Необходимо также привлекать к взаимодействию неарктические государства, которые могут использовать нейтральные воды и ресурсы Арктики.

Географическая изоляция трех арктических регионов от областей с более умеренным климатом означает, что у людей, живущих вокруг 180-го меридиана, много общих интересов, которые не разделяются большинством их сограждан. Значительная удаленность этих регионов от центральных органов власти в Москве, Оттаве и Вашингтоне ограничивает их роль в национальных дебатах, но предоставляет возможность для экспериментов в развитии регионального управления и международного сотрудничества.

Выгодное географическое и политическое положение Аляски, исторически связанной с Россией и культурой коренных народов Севера Канады и Северо-Восточной России, позволяет ей содействовать созданию партнерства в зоне 180-го меридиана. Жителям Аляски не терпится стать застрельщиками в региональных консультациях и сотрудничестве. США, Канаде и России пора уже воодушевить и поддержать народы и организации Арктики в разработке политического курса, совместимого с международным правом и национальной политикой, который вместе с тем соответствовал бы интересам людей, живущих в регионе, и способствовал бы их взаимовыгодному сотрудничеству.

Кейтлин Антрим


Источник: http://www.globalaffairs.ru/number/Partnerstvo-vokrug-180-go-meridiana-16044

Прочитано 904 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии