Среда, 09 Январь 2019 20:59

Арктика в 2035 году: от конфронтации к сотрудничеству

Оцените материал
(0 голосов)

Предлагаем вашему вниманию эссе кандидата политических наук, доцента кафедры международных исследований Института зарубежной филологии и регионоведения СВФУ им. М.К. Аммосова, н.с. Отдела Канады Института США и Канады РАН Максимовой Дарьяны Дмитриевны. Эссе было специально написано для Круглого стола "Мир в 2035 году: взгляд молодых". В первую очередь этот текст посвящен прогнозированию развития международных отношений в ближайшие десятилетия в Арктическом регионе.

 

Арктика в 2035 году: от конфронтации к сотрудничеству

Предсказать, что будет через 18 лет не самая легкая задача в свете сегодняшней многогранной повестки дня на мировой арене. Но уже сейчас можно сказать, что международные отношения развиваются в региональном контексте. При этом регионализация, чем дальше, тем больше связывается с глобализацией. В перспективе основными тенденциями останутся именно эти процессы. Регионализм уже стал важным фактором в формировании внешней и внутренней политики, в которых учитываются геополитические, геоэкономические и социокультурные особенности территории. А глобализация еще длительное время будет оставаться основным процессом мирового развития, в котором будет присутствовать интернационализация всех сфер жизни общества. К 2035 году преобладающей тенденцией станет сосредоточие внимания мирового сообщества к отдельным регионам мира, имеющим перспективы для развития отношений на межгосударственном, межрегиональном уровне, а также вызывающими интерес у транснациональных корпораций. 

Среди таких регионов можно назвать Арктику, которой и посвящено настоящее эссе.

Актуальность выбранной темы обусловлена возрастающим значением арктических проблем в международных отношениях. Уже сегодня Арктический регион демонстрирует признаки регионализации и вовлечен в процессы глобализации. Арктика – это будущее международных отношений не только для восьми приполярных стран (Россия, США, Канада, Норвегия, Дания, Исландия, Финляндия, Швеция), но и неарктических государств, высказывающих все большую заинтересованность в развитии своей стратегии в отношении освоения этого самого холодного и труднодоступного на планете региона. Как отмечает академик А.А. Дынкин, потенциал Арктического региона на сегодняшний день «пока не включен в процессы глобального экономического роста и развития», но при этом «арктический вектор может стать важнейшим при формировании нового энергетического миропорядка, который определит характер и основные параметры социально-экономического развития мира на многие десятилетия»[1].

Глобальное значение регионов Севера и Арктики определяется, во-первых, их ролью в формировании климата; во-вторых, наличием огромных запасов природных ресурсов, в частности, углеводородов в подводных месторождениях Арктики; в-третьих, военно-стратегическим и транспортно-коммуникативным значением региона.

Итак, здесь ожидаются значительные перемены. Согласно Межправительственной группе экспертов по изменению климата, в течение XX в. температура в Арктике повысилась на 5 ˚С[2]. К 2080 г. ожидается, что она увеличится по сравнению с сегодняшними показателями еще на 4,0-7,5 ˚С летом и на 2,5-14 ˚С зимой[3]. Наиболее за­метное потепление произойдет в осенне-зимний период над ли­шенными льда областями приполярных океанов. Над территорией суши прогнозируются меньшие сезонные колебания температур. Последние исследования прогнозируют сокращение средней многолетней площади распространения плавучих льдов в Аркти­ке к 2080-2100 гг. на 22-33%[4]. По данным рабочей группы по изменению климата ВМС США, «где-то между 2035 и 2040 годами весьма велика вероятность того, что Северный Ледовитый океан будет преимущественно свободен ото льда в течение примерно месяца»[5].

Безусловно, такие прогнозы способствуют росту интереса к региону. Ситуация в Арктике может стать нагляднейшим примером того, как изменение климата влияет на международные отношения. Рекордный минимум льда в регионе за тридцати­летие спутниковых наблюдений впервые был достигнут в 2007 г. В этом же году напряжение по вопросам будущего расширения северных континентальных шельфов в Арктике и принадлежности Северного полюса достигло своей кульминации. Причиной этому послужила российская экспедиция «Арктика-2007» на Северный полюс и установка памятного знака в виде флага России на дне Северного Ледовитого океана. Незамедлительно последовала реакция со стороны северных соседей России. Также это событие стало своего рода катализатором для разработки арктических стратегий основных игроков в регионе. Таким образом, в настоящее время государственная политика заинтересованных в Арктике государств переживает изменения в связи с возрастающим значением арктического региона в мировой повестке дня, и эта тенденция будет сохраняться. Сегодня проблема глобального потепления климата воспринимается не только как экологическая проблема, но и как проблема, последствия которой могут быть экономически выгодными. Таким образом, в скором будущем освоение Арктического региона может стать очень перспективным предприятием.

В этой связи существуют все предпосылки, что к 2035 году Арктика может стать одним из локальных центров международных отношений. Ключевой вопрос здесь: будет ли Арктика территорией конфронтации или сотрудничества? 

Сегодня процессы милитаризации являются предупредительными. Скорее арктические государства готовятся к необходимости оперативно реагировать на чрезвычайные ситуации, чем к конфронтации. Тем не менее, многие уже видят контуры начинающейся гонки вооружений в регионе – предвестницы будущей «битвы за Арктику»[6].

Тезису о нарастающей конфликтности сопутствует ожидание гонки вооружений в регионе. Признаки милитаризации или «ремилитаризации» Арктики эксперты (М. Байерс, Д. Фэйрхол, А.В. Загорский, В.Н. Конышев, А.А. Сергунин и др.) усматривают по ряду признаков. В частности, речь идет о наращивании военного присутствия прибрежных стран в регионе, модернизации их вооруженных сил (или о планах такой модернизации), включая закупки новой военной техники, о регулярном проведении военных учений и расширении военного сотрудничества стран региона друг с другом и с неарктическими государствами.

Эксперты рассуждают о перспективах вовлечения в будущие арктические споры Североатлантического альянса (четыре из пяти арктических стран являются его членами: США, Канада, Дания, Норвегия), а также говорят о формировании «мини-НАТО» в более узком составе, стратегической целью этой региональной организации эксперты называют ограничение военного влияния России в Арктике. Военная активность НАТО в Арктике заметно усилилась с 2006 г. (учения «Холодный ответ», «Верная стрела»). Имеются основания предполагать, что активность Альянса в арктическом регионе будет нарастать и дальше.

Российские ВМФ и ВВС активизировались в Арктике. Помимо задач поддержания глобального паритета, модернизация ВМФ РФ продиктована особой ролью флота в обеспечении национальных экономических интересов в богатой энергетическими ресурсами Арктике, где Россия стремится увеличить свою исключительную зону экономических прав. Сегодня, если не считать российский Северный флот, ни у одного из арктических государств нет развернутых военно-морских сил. Россия по-прежнему делает ставку на ВВС как важный элемент демонстрации силы. В 2007 году впервые после распада СССР стратегические бомбардировщики Ту-95МС совершили вылет в Арктическую зону. Начались работы по восстановлению базы ВВС «Темп» на острове Котельный. В разной степени оперативной готовности находятся и другие базы ВВС в Арктической зоне. Для комплексного обеспечения военной безопасности России в регионе намечено восстановить арктическую инфраструктуру. Нельзя исключать, что к 2035 году неурегулированные споры в Арктике могут стать камнем преткновения в отношениях Канады с Данией и США. На сегодняшний день неурегулированными считаются пограничные споры между этими странами (территориальный спор вокруг острова Ханс (с 1973 г.); разграничение моря Бофорта (с 1970-х гг.)). Еще одним спорным вопросом до сих пор считается статус Северо-Западного прохода вдоль Канады. Конечно, прямого военного столкновения не стоит ожидать, но канадцы могут усилить свой контингент на Севере страны, чтобы «продемонстрировать» свой суверенитет в регионе.

Сегодня Канада, наверное, – одна из самых неподготовленных к защите своих северных рубежей держав, несмотря на то, что она регулярно проводит военные учения в Арктике. В 2002 году после долгого перерыва с 1989 г. Канада была одной из первых среди арктических государств, инициировавших их. С 2007 г. ежегодно в августе проводится операция Нанук (Nanook). Планируется построить военный учебный центр в Резольюте, шесть-восемь патрульных кораблей ледового класса береговой охраны. Постоянное военное присутствие в канадской Арктике будут обеспечивать канадские рейнджеры в количестве 5 тыс. чел. и запасная воинская часть «рота Йеллоунайф» в Северо-Западных территориях. Кроме того, Канада – это ближайший сосед и союзник США. Сегодня, так же как и во время «холодной войны», активно ведется канадско-американское сотрудничество по обеспечению континентальной безопасности в рамках Командования воздушно-космической обороны Северной Америки (НОРАД).

США на первый взгляд серьезного интереса к милитаризации Арктики со времен окончания «холодной войны» не проявляла, тем не менее, подразделения американских войск присутствуют на Аляске, но надо отметить, что они не предназначены для операций в арктических условиях. Таким образом, в доказательство милитаризации Арктики чаще всего эксперты ссылаются на участившиеся здесь военные учения и на планы модернизации вооруженных сил арктических государств[7], однако анализ военного потенциала прибрежных стран позволяет констатировать, прибрежные государства не готовятся к вооруженному конфликту. «Военные угрозы в Арктике оцениваются прибрежными государствами как относительно низкие»[8]. Более того, за последние двадцать с лишним лет после распада СССР масштабы военной деятельности России и США в Арктике сократились в разы[9].

Безусловно, особенное значение Арктический регион приобретет для стран, которые имеют выход к Северному Ледовитому океану. Это Норвегия, Дания (Гренландия), США (Аляска), Канада и Россия. Все эти страны, возможно, наконец, определятся с границами северного континентального шельфа. Согласно Конвенции ООН по морскому праву 1982 года (далее – Конвенция) страны «Арктической пятерки» имеют право на расширение континентального шельфа в регионе. На сегодняшний день Россия (2001 г., дополнила в 2015 г.), Дания (2015 г.) и Норвегия (2006 г.) уже подали свои претензии на шельф. Канада, скорее всего, до 2035 года дополнит свою заявку (2013 г.). Лишь США все еще не ратифицировали Конвенцию. Сделают они это или нет, трудно сказать. В США есть как сторонники ратификации, так и противники этого. В случае ратификации США к указанному году уже подадут свою заявку в Комиссию ООН по границам континентального шельфа (далее – Комиссия).

Но работа с заявкой – это только первый этап, так как решение Комиссии носит исключительно рекомендательный характер, странам «Арктической пятерки» нужно будет дополнительно договариваться друг с другом, по какому принципу проводить разграничительные линии. Таким образом к 2035 году по-настоящему актуальным станет вопрос о том, кому будет принадлежать Северный полюс. Существуют следующие потенциальные варианты решения проблемы принадлежности арктических шельфов: 1) по принципу секторального разделения Арктики, которое, в частности, использовалось с 1920-х гг. СССР и Канадой, но при этом не было прописано ни в одном международном документе; 2) определение границ по срединной линии, под которой понимается равноудаленная от всех побережий линия; 3) создание в центре Северного Ледовитого океана Международного района морского дна, где природные ресурсы будут определяться как «общее достояние человечества»; 4) Арктика как свободная морская зона, открытая для международных нефтедобывающих компаний; 5) международный договор по Арктике, устанавливающий международный режим управления по аналогии с Договором об Антарктике (Antarctic Treaty).

К 2035 году Конвенция по-прежнему будет основным документом, устанавливающим международно-правовой режим в Арктическом регионе. Она станет своего рода основным законом («конституцией») Арктики. Никакого нового режима в регионе не сформируют, несмотря на предложения заключить договор по аналогии Договора об Антарктике 1959 г., положения и дополнительные протоколы которого запрещают военную деятельность и добычу минерального сырья. В этом можно быть уверенным, потому что арктические страны не допустят ущемления своих суверенных прав.

Дания (Гренландия) будет настаивать, чтобы в основу разграничения северных континентальных шельфов был положен принцип срединной линии. В этом случае «правообладателем» Северного полюса станет она.

США не устраивает ни один из вариантов определения границ северного континентального шельфа. В случае раздела Арктики на арктические сектора или по срединной линии Соединенным Штатам достанется небольшой участок шельфа, менее 10%. Поэтому следует ожидать, что США все-таки не ратифицируют Конвенцию и будут настаивать на кондоминиуме, то есть общем управлении ресурсами. В идеале американцы предпочли бы разрабатывать арктические месторождения природных ископаемых на условиях прямого двустороннего соглашения с правительством государства, на шельфе которого найдены природные ископаемые.

В свою очередь такое поведение США ухудшит их отношения с ближайшим соседом и союзником Канадой. С таянием льдов в Арктике и появлением новых транспортных путей, могут ухудшиться их отношения в долгоиграющем споре о статусе Северо-Западного прохода (СЗП), который начался еще в 1969 г. На сегодняшний день США утверждают, что Северо-Западный проход – международный пролив, Канада считает, что он является ее внутренними водами. Нынешний тупик вокруг этого спора представляется отнюдь не худшим вариантом развития событий, потому что главная проблема заключается в способности Канады осуществлять контроль над СЗП. В будущем в защите своего суверенитета в СЗП канадцы могут найти поддержку у России, которая аналогично считает Северный морской путь своими внутренними водами.

Кроме того, уже сегодня известно, что Канада, как и Россия, за секторальный принцип разделения границ в Арктике. Что касается Северного полюса, то выход к нему при разделении на арктические сектора будут иметь все государства-претенденты. Таким образом, Канада, возможно, к 2035 году сможет найти в лице России союзника. Наконец, на Севере и в Арктике у Канады и России наиболее совпадающие национальные интересы, связанные с освое­нием ресурсов, сохранением окружающей среды и климата, поддер­жанием жизнеспособности и культуры коренного населения се­верных регионов планеты. Представляется перспективным развитие российско-канадского сотрудничества, как на межгосударственном, так и межрегиональном уровне. Однако перспективы межрегионального сотрудничества в значительной степени зависят от состояния межгосударственных отношений, в динамичном развитии которых к 2035 году будут заинтересованы как Россия, так и Канада. Проблемы освоения Севера и Арктики могут стать платформой для такого взаимодействия. 

С таянием ледового покрова Северного Ледовитого океана к 2035 году для России могут открыться очень выгодные перспективы развития Северного морского пути. Наша страна благодаря этому может стать крупной морской державой. К указанному году по этому пути будут ходить суда без ледокольной проводки в течение летнего периода. Как известно, через Северный морской путь и Северо-Западный проход можно существенно сократить время прохождения из Европы в Азию и обратно. Освоение Северного морского пути окажет благоприятное воздействие на социально-экономическое развитие прибрежных территорий и северных жителей. Через Северный полюс могут начать ходить торговые суда в сопровождении ледоколов. Но для того, чтобы выстроить всю логистику, а также обеспечить возможности для оперативного реагирования в случае возникновения чрезвычайных ситуаций, и в целом поддержать рост коммерческой активности в регионе, требуется увеличение масштабов сотрудничества[10]. Ледокольную проводку будут обеспечивать уникальные российские атомоходы, которые все еще будут оставаться ключом России к освоению Арктики. Другие арктические страны ни в настоящее время, ни в ближайшие годы не смогут состязаться с нашей страной по количеству и качеству ледокольных ресурсов. Уже к 2020 году у России будет пять атомоходов, три из них нового поколения[11]. Стоит отметить, что Россия имеет самый крупный морской сектор именно в Арктике. Следовательно, открытие доступа к арктическим морским путям может позволить России развиваться в качестве морской державы. В целом, развитие Арктической зоны РФ станет приоритетным направлением. Для этого будет создано специальное Министерство по делам Арктики и северных территорий, которое будет заниматься устойчивым развитием северных регионов нашей страны. Наконец, успешно будет развиваться международное сотрудничество по вопросам регионов Севера и Арктики. Самым значимым и влиятельным институтом станет Арктический совет, который объединит всех заинтересованных в развитии региона акторов (приполярные страны, коренные народы, нерегиональные страны, некоммерческие организации, транснациональные корпорации). Его статус можно будет определить как своего рода «арктическая ООН» или «арктическое правительство». Также есть потенциал к успешному развитию у международной неправительственной организации «Северный форум». Эта организация, секретариат которой находится в настоящее время в Республике Саха (Якутия), объединит практически все северные регионы восьми приполярных стран. При этом лидером Северного форума будет оставаться Россия. Особое место в международном сотрудничестве займут страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Китай и Южная Корея примут участие в восстановлении и современном развитии транспортной проходимости по Северному морскому пути.

В арктическом сотрудничестве особое внимание будет уделяться глобальным проблемам, таким как бедность и социальное неравенство, демографические, экологические, энергетические и сырьевые проблемы. Возникнет новая среди прочих для Арктики проблема международной преступности и терроризма в связи с развитием к тому времени транспортной мобильности в регионе. Таким образом, будущее Арктики – это международное сотрудничество, которое объединит усилия приполярных государств в устойчивом развитии региона.

В заключении, хотелось бы подчеркнуть, что Арктика обладает колоссальным пространственным ресурсом. Этот регион представляет собой резерв «свободных» пространств. Арктика занимает примерно шестую часть поверхности Земли, две трети которой приходится на Северный Ледовитый океан. На сегодняшний день, большая часть поверхности океана на протяжении всего года покрыта льдом и несудоходна, но это может измениться к рассматриваемому периоду. Другим сопоставимым по размерам подобным регионом является Антарктика, но в отличие от него Арктика населена постоянно проживающими здесь людьми и расположена рядом с наиболее развитыми странами Европы и Северной Америки. Кроме того, мир в 2035 году, когда речь будет заходить об Арктике, станет восприниматься со стороны Северного полюса. Сегодня в каком-то смысле мы являемся «жертвами» «меркаторского типа мышления», когда мы представляем мир по стандарту плоского мира с Востока на Запад, основанного на проекции Меркатора. Но если взглянуть на карту мира сверху со стороны Арктики, то она оказывается в центре, а приполярные страны становятся друг другу соседями через Северный Ледовитый океан.

[1] Международное сотрудничество в Арктике: риски и возможности. Доклад академика А.А. Дынкина // Вестник Российской академии наук. 2015. Т.85. № 5-6. С. 404.

[2] Межправительственная группа экспертов по изменению климата. Изменение климата, 2001 г.: Смягчение последствий. Резюме для лиц, определяющих политику и Техническое резюме доклада рабочей группы III. (http://www.ipcc.ch/pdf/climate-changes-2001/mitigation/mitigation-spm-ts-ru.pdf).

[3] Earner C., Ogden A.E. To Climate Change in the Circumpolar North: The Role of the Northern Climate Exchange // Circumpolar Connections: 8th Annual Circumpolar Universities Cooperation Conference. Whitehorse, November 7-10, 2003. P. 1.

[4] См.: Свечников А.Л. Экологические проблемы Арктического региона // Хрестоматия РСМД «Арктический регион: проблемы международного сотрудничества». Т. 2. М., 2013. С.250-251.

[5] Ward A. Arctic sea lane could open by 2035 // Financial Times. 25.01.2011. URL: https://www.ft.com/content/730ef8fe-27e1-11e0-8abc-00144feab49a#axzz1C2MKAboq%20

[6] О.Р. Янг. Арктика в будущем: арена конфликтов или зона мира? // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 25. Международные отношения и мировая политика. 2011. №2. С. 244-255; Byers M. Who Owns the Arctic? Understanding Sovereignty Disputes in the North. Vancouver: Douglas and McIntyre, 2009. 179 p.; Fairhall D. Cold Front: Conflict Ahead in Arctic Waters. L.; N.Y.: I.B. Tauris, 2010. 220 p.; В. Н. Конышев, А. А. Сергунин. Арктика в международной политике: сотрудничество или соперничество? М.: РИСИ, 2011; Загорский А. Милитаризация Арктики: не так страшен черт, как его малюют. URL: http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/militarizatsiya-arktiki-ne-tak-strashen-chert-kak-ego-malyuyu/

[7] Губин А. Военные возможности России в Арктике. URL: http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/voennye-vozmozhnosti-rossii-v-arktike/; Фененко А. Москва и Вашингтон в Арктическом пространстве. URL: http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/moskva-i-vashington-v-arkticheskom-prostranstve/; Шапаров А. НАТО и новая повестка дня в Арктике. URL: http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/nato-i-novaya-povestka-dnya-v-arktike/

[8] Международное сотрудничество в Арктике: риски и возможности. Доклад академика А.А. Дынкина // Вестник Российской академии наук. 2015. Т.85. № 5-6. С. 407.

[9] См. подробнее: Храмчихин А.А. Военно-политическая ситуация в Арктике и сценарии возможных конфликтов // Хрестоматия РСМД «Арктический регион: проблемы международного сотрудничества», Том 1 (Раздел 3. Вопросы безопасности и стратегической стабильности в Арктике). М., 2013. С.327-343.

[10] Ward A. Arctic sea lane could open by 2035 // Financial Times. 25.01.2011. URL: https://www.ft.com/content/730ef8fe-27e1-11e0-8abc-00144feab49a#axzz1C2MKAboq%20

[11] Тодоров А.А. Ледокольный флот пробивает России путь в лидеры Арктического региона // Российский институт стратегических исследований. 01.08.2016. https://riss.ru/analitycs/32948/ 

Автор: Дарьяна Максимова, доцент кафедры международных исследований СВФУ, н.с. ИСКРАН


 

Источник: http://russiancouncil.ru/blogs/svfu-experts/arktika-v-2035-godu-ot-konfrontatsii-k-sotrudnichestvu/

Прочитано 686 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии